Памятник татищеву и де геннину кто архитектор. Памятник Татищеву и де Геннину, Екатеринбург: исторические факты. Знак Весов и красный гигант из Украины

Памятник основателям Екатеринбурга находится в самом центре города, около Плотинки. На мой взгляд, это самый красивый памятник Екатеринбурга. Хотя многие краеведы восприняли его появление весьма неоднозначно. Причина в том, что в реальности отцы-основатели города были слишком не похожими людьми, а на памятнике они — словно братья.

Памятник изображает стоящих рядом отцов-основателей города Екатеринбурга – Василия Никитича Татищева и Вилима Ивановича де Геннина. Между тем, эти два человека, мягко говоря, недолюбливали друг друга. Как же получилось, что сразу два столь непохожих друг на друга человека стали основателями Екатеринбурга?

В марте 1720 года на Урал приехал В.Н. Татищев. Перед ним стояла цель реформирования и развития горных заводов. Обосновавшись на Уктусском заводе, он вскоре понял его бесперспективность из-за мелководности Уктуса (Патрушихи). В феврале 1721 года выше по течению реки Исети Татищев нашел место, подходящее для постройки нового крупного завода, который должен был превратиться в резиденцию горной администрации. Уже начали было расчищать площадку, но Берг-коллегия неожиданно отказала в разрешении на строительство. Сказался возникший конфликт Татищева с влиятельными Демидовыми.

Дошло до того, что Никита Демидов написал на Татищева донос. В августе 1722 года Татищев был отстранен от должности и оказался под следствием (в итоге суд выяснил, что донос был ложным и обвинения сняли). На замену Татищеву на Урал отправили генерала-майора В.И. де Геннина, ранее руководившего Олонецкими заводами. На выбранной ранее Татищевым площадке Геннин начал строительство завода. Именно под руководством Геннина был построен завод и новый крупный административный центр. Ему же мы обязаны и названием нашего города – Екатеринбург. В.Н. Татищев смог снова вернуться на Урал лишь в 1734 году. В итоге основателями Екатеринбурга считаются эти две личности.

Памятник создан авторским коллективом в составе: скульптор Чусовитин П.П., архитекторы: Дубровин Г.И., Луговой Е.И., Овечкин А.В., Сычев Ю.Г. Памятник был отлит из бронзы в литейном цехе завода «Уралмаш». Его собрали из 19 составных частей. Памятник торжественно открыли в августе 1998 года к 275-летию Екатеринбурга. Надпись у подножия памятника гласит: «Славным сынам России В.Н. Татищеву и В.И. де Генину Екатеринбург благодарный, 1998 год».

Любопытно, что расположение отцов-основателей не соответствует надписи. Де Геннин стоит слева в шляпе-треуголке, а Татищев – справа в парике без шляпы. Если поэкспериментировать и спросить у проходящих мимо екатеринбуржцев кто из них Татищев, а кто де Геннин, то большинство затруднится с ответом. У памятника любят тренироваться скейтбордисты и роллеры, здесь нередко проходят концерты и праздничные мероприятия. Кстати, молодежь отчего-то предпочитает называть отцов-основателей города на памятнике Бивисом и Батхэдом.

Интересно? Расскажи друзьям!

Нам нужна ваша помощь!

Проект «Наш Урал» долгое время существовал на деньги от продажи наших книг. К сожалению, бумажные книги пользуются с каждым годом все меньшим успехом. Если вам хочется, чтобы в регионе был такой портал, как «Наш Урал» , поддержите нас финансово. Любая помощь от вас будет ценной, а из капелек дождя сначала образуются ручейки, а потом мощные реки, которые впадают в моря. Спасибо Вам!

Из-за главного символа города судят нескольких предпринимателей. Иски за якобы незаконное использование изображений памятника подала организация по коллективному управлению авторскими правами, которая заключила договор о передаче полномочий со скульптором Чусовитиным как с единственным автором архитектурного объекта. Однако на стороне ответчиков выступили наследники коллег и сами коллеги скульптора, принимавшие непосредственное участие в работе над монументом..

Памятник раздора

Уже год на Урале тянутся судебные разбирательства между ассоциацией правообладателей по защите и управлению авторскими правами в сфере искусства (УПРАВИС) и предпринимателями, которые якобы незаконно использовали изображения памятника Татищеву и де Геннину, размещая их в разных видах печатной продукции.

Первое дело ассоциация выиграла в мае. Тогда Свердловский арбитражный суд обязал ответчика - издательство «Фест Хэнд» - заплатить 10 тысяч рублей за снимок памятника, опубликованный в бумажном гиде по достопримечательностям Екатеринбурга и близлежащих городов.

Дальше одно за другим последовали и другие неутешительные для ответчиков решения. Пермский предприниматель пострадал за набор открыток, где на одной изображается вышеупомянутый объект. ООО «Евразия» наказали за то, что те напечатали бронзовых Татищева и Де Геннина на коробке конфет вместе с другими достопримечательности города. ИП Марина Чеботаева использовала фото памятника в гиде и тоже предстала перед судом.

В сентябре 17-й арбитражный апелляционный суд решил полностью пересмотреть иски УПРАВИС к предпринимателям. С жалобами на решения Арбитражного суда Свердловской области обратились не только ответчики. К делу подключились наследники соавторов памятника: дочь Германа Дубровина - Наталия Анфалова и внук Алексея Овечкина - Олег Овечкин.

Наследники решили, что Петр Чусовитин не имел права без согласия их и других соавторов монумента заключать договор с УПРАВИС и объявлять себя единственным автором. Также они считают, что можно свободно использовать изображения памятника, который стоит в открытом для свободного посещения месте, и выступают против того, чтобы с кого-то взимались за это деньги.

Позицию наследников Германа Дубровина и Алексея Овечкина поддержали и другие члены команды, что работала над созданием памятника. Архитекторы Евгений Луговой и Юрий Сычев направили в апелляционный суд свои отзывы.

Корреспонденту сайт удалось пообщаться с Юрием Сычевым и узнать интересные факты о том, как в Екатеринбурге появился памятник отцам-основателям города.

Знак Весов и красный гигант из Украины

Памятник Татищеву и де Геннину установили в августе 1998 года. Монумент стал жемчужиной, завершающей архитектурный ансамбль Плотинки. Событие приурочили к 275-й годовщине со дня основания Екатеринбурга. Над проектом работал авторский коллектив, в состав которого входили скульптор Петр Чусовитин и архитекторы Герман Дубровин, Евгений Луговой, Алексей Овечкин и Юрий Сычев.

Фигуры отлили из бронзы в литейном цехе завода «Уралмаш» и собрали из 19 частей.

Удивительно, но авторам удалось не только сделать абсолютно непохожих друг на друга людей чуть ли не близнецами, но и «примирить» их. Ведь известно, что при жизни основатели города не особо ладили и вряд ли бы согласились долго терпеть такое соседство.

Работа над созданием памятника была довольно трудной, вспоминает Юрий Григорьевич. В те времена компьютерные программы для архитекторов и дизайнеров были редкостью, а компьютеры роскошью, поэтому все приходилось рисовать руками и высчитывать в голове. (Сегодня оригиналы чертежей Сычева хранятся в музее на малой родине архитектора в Курганской области. - Прим. ред.)

Юрий Сычев, архитектор:

Я все рисовал на огромных масштабов кальке. Чтобы понимать, как памятник будет выглядеть не на картинке, а вживую, приходилось фантазировать. Например, мы вырезали копии скульптур на картоне и приматывали к черенкам лопат. Рабочие эти конструкции держали неподвижно, пока я рассчитывал нужную высоту. Размеры и форму каждой плиты отчерчивал и высчитывал отдельный специалист. Все должно было быть четко, мы не могли позволить себе ошибиться.

Изначально задумывали использовать для постамента цельный кусок мрамора. Найти такого гиганта удалось на Украине. Однако во время обработки что-то пошло не так и в камне образовалась трещина. Пришлось выкручиваться: пилить глыбу на три части и скреплять. Между плитами положили свинцовые прокладки, чтобы уберечь от сдвигов.

У полукруглой скамьи, что расположилась за памятником, тоже необычная история. Идей оформления пространства было много, рассказывает Юрий Григорьевич, но творческий коллектив не утвердил ни одну. Между тем сроки поджимали, нужно было придумать решение. Однажды перед сном Сычев обратился с мольбами к небесам и к покойным товарищам, чтобы подали идею. Той ночью архитектору приснились весы.

Юрий Сычев:

Когда-то знак Весов помог Юрию Сычеву создать произведение искусства. Теперь весы, что принадлежат богине правосудия Фемиде, помогут восстановить справедливость в этой истории, надеется архитектор.

Спор ни о чем

Юрий Сычев:

Исковые требования УПРАВИС к предпринимателям Юрий Григорьевич считает необоснованными и тоже собирается выступать за свободное использование изображений памятника.

Юрист фирмы «Юста Аура» Марина Иванова, которая представляет интересы наследников соавторов памятника, рассказала, что полный состав авторов памятника уже установили и документально подтвердили. Во все судебные процессы представили архивные документы, из которых следует, что над созданием объекта работали еще четыре человека помимо Чусовитина, в том числе и Юрий Сычев.

Марина Иванова, юрист фирмы «Юста Аура»:

Скульптор Чусовитин не имел права единолично распоряжаться общим исключительным правом на памятник. Это право принадлежит ему наряду с другими соавторами и их наследниками. Договор между УПРАВИС и Чусовитиным, на основании которого поданы иски к ответчикам, нарушил авторские права третьих лиц и является ничтожным.

ИП Марина Чеботаева и издательство «Фест Хэнд» подали в Свердловский арбитражный суд и 17-й арбитражный апелляционный суд встречные иски. Ответчики требуют признать сделку недействительной в части распоряжения совместным исключительным правом на памятник Татищеву и де Геннину.

Если эти встречные иски удовлетворят, иски УПРАВИС к предпринимателям удовлетворить будет невозможно, отметила Марина Иванова.

Это означает, что к спору применима норма п. 2 ст. 1276 ГК РФ. Она разрешает свободно использовать произведения архитектуры, градостроительства и садово-паркового искусства, расположенные в месте, открытом для свободного посещения. Эта норма допускает воспроизводить и распространять изготовленные экземпляры, сообщать о них в эфире или по кабелю, доводить до всеобщего сведения в форме изображения, поясняет юрист.

Смогут ли город и предприниматели использовать изображения памятника отцам-основателям бесплатно, покажет ближайшее заседание суда. Подождем до 29 октября.

Сегодня в арбитражном суде будут рассматривать иск скульптора Петра Чусовитина и Ассоциации правообладателей к предпринимателю Марине Чеботаевой об использовании изображения памятника Татищеву и Де Геннину . До этого они уже взыскали деньги с издательства и производителя конфет . Оказалось, что имущественные права на памятник оформлены администрацией города, а вот авторские права принадлежат скульптору Петру Чусовитину, который сейчас живет в Москве.

Печатать и публиковать фото монумента теперь стало опасным делом, но мы все-таки рискнем и в этом не коммерческом материале расскажем об истории памятника, о том, кто и почему протестовал против памятника и как не заплатили за работу скульпторам-исполнителям.

Как к Татищеву в пару поставили Де Геннина

В 1995 году мэрия решила, что в Екатеринбурге должен появиться памятник отцам-основателям города. Это была уже вторая попытка увековечить Василия Татищева и первая - Вильгельма Де Геннина.

Татищев - человек, который придумал построить на Исети завод, вокруг которого впоследствии вырос Екатеринбург. Как вспоминал бывший главный архитектор города Сергей Луканин, в 1982 году председатель исполкома городского совета народных депутатов, по-современному мэр, Павел Шаманов поручил Главархитектуре провести конкурс на размещение памятника Татищеву. Его выиграл проект скульптора Андрея Антонова и архитекторов Демидова и Незнанского. Поставить памятник хотели у дома сталинского ампира на улице Воеводина в Историческом сквере.

Наш проект утвердили, и Антонов начал работать, сделал скульптуру в глине в натуральный размер, осталось только сделать форму, отлить... И тут случился 1991 год, это дело отложили. А когда пришла новая команда городской власти, решили ставить памятник Татищеву и Де Геннину вместе, заново искали авторов, хотя тот проект уже был практически готов. Помню, в то время в «Вечерке» («Вечернем Екатеринбурге». - Прим. ред. ) вышла заметка Виталия Воловича о том, зачем проводить новый конкурс, когда уже был принят проект. Но тем не менее.

Вспомнили о монументе в 1995 году, и тогда решено было в пару Татищеву поставить Вильгельма Де Геннина. В 1722 году Де Геннин в ранге генерал-майора стал главой горнозаводской администрации на Урале и сыграл решающую роль в появлении Екатеринбурга. Именно он настоял на том, чтобы железоделательный завод был построен, хотя против выступал уральский промышленник Никита Демидов. При этом Татищев и Де Геннин друг друга недолюбливали и вряд ли при жизни могли подумать, что будут стоять рядом, отлитые в бронзе.

На конкурс заявились шесть скульпторов: Константин Грюнберг (автор памятника Жукову и мемориала «Черный тюльпан»), Петр Чусовитин, Валентина Соколова, Наталья Гринева, А. Булыгин и О. Бессонов. В музее архитектуры и промышленной техники Урала устроили выставку проектов, посмотреть на них могли все желающие.

Победителя определило тайным голосованием жюри из чиновников, архитекторов и скульпторов под руководством мэра Аркадия Чернецкого. В 1997 году подвели итоги конкурса. Пять членов жюри отдали голоса за проект Петра Чусовитина (согласно документации конкурса, соавторами проекта были архитекторы Овечкин и Дубровин), двое за проект Соколовой, один за проект Гриневой. Одновременно жюри голосовало за месторасположение будущего памятника. Был еще вариант Геологической аллеи в Историческом сквере, но победило место у водонапорной башни.

Как рассказывает писатель Дмитрий Карасюк, прямо перед местом, где сейчас стоит памятник, по приказу Татищева в 1738 году сожгли на костре татарина Тойгильды Жулякова за то, что, насильно крещенный, он вернулся из православия в ислам. Годом позже на этом же месте была сожжена башкирка Кисябика Байрясова.

Это были последние сожжения в российской истории. А потом на месте, где по приказу Татищева так казнили людей, поставили ему памятник. Но те, кто выбирал место, скорее всего, об этом не знали, - говорит Карасюк.

В победившем проекте Чусовитина у Татищева и Де Геннина не было головных уборов (это видно на фото выше). По словам Дмитрия Карасюка, кто-то из принимавших работу спросил: «А как их отличить-то?». И тогда на Де Геннина надели шляпу.

Как известный спортсмен днем прыгал с парашютом, а ночью делал Татищева и Де Геннина. И не получил денег

Петр Чусовитин, уроженец Свердловской области, к тому моменту давно живший в Москве, приехал в Екатеринбург, и началась работа.

Александр Петров тогда был художником-керамистом на творческо-производственном комбинате, который стал подрядчиком по созданию памятника. Работы по основному направлению не было, Петрову предложили на этом проекте стать мастером: обеспечивать исполнителей глиной, дранкой, деревом, металлом, подготавливать леса в цехе (высота памятника - 4,2 метра), следить за дисциплиной (время было трудное, говорит он, многие выпивали, не выходили на работу) - в общем, делать всё, чтобы процесс не останавливался.

Процесс создания памятника он описал так:

Автор дает скульптуру в малом варианте, после этого изготавливается каркас в натуральную величину, на него накидывается глина, дальше скульпторы-исполнители работают по глине: формируют ноги, голову, шляпу, складки. Скульптор принимает у них работу, сам доделывает, что считает нужным, и сдает её комиссии.

Одним из создателей памятника был будущий четырехкратный чемпион мира по парашютному спорту Валентин Прокопьев. Поработать скульптором-исполнителем его позвал друг отца Анатолий Старыгин, до этого они уже несколько раз делали ледовые городки. Днём Валентин прыгал с парашютом, а ночью работал в мастерской. Отсыпался в самолете после прыжков.

Мы с Анатолием Степановичем делали Де Геннина, - рассказывает он. - Чусовитин дал нам модель 1,6 метра, кстати, она была без шляпы. Шляпу сделали потом, чтобы выделить одну из фигур. Мы путем масштабирования самостоятельно сделали из глины модель в натуральную величину. Комиссия ее приняла. После этого начали отформовывать, то есть делать точно такую же модель, но из гипса. Работа кропотливая и очень интересная, она очень увлекла, всё своё свободное время проводил там. Вторая бригада, которая делала Татищева, ушла, и нас попросили спасти ситуацию, выручить и закончить его, чтобы успеть в срок. Так что Татищев от пояса и выше - тоже наша формовка и отливка.

Работали всю осень, зиму и весну, закончили 15 мая 1998 года. Пётр Чусовитин позже говорил в интервью «Литературной России»:

Ког­да я де­лал в Ека­те­рин­бур­ге мо­ну­мент Та­ти­ще­ву и Де Ген­ни­ну, я го­во­рил на­чаль­ни­кам (мэ­ру го­ро­да, гу­бер­на­то­ру Росселю), что мож­но, ко­неч­но, сде­лать и за три дня, но это бу­дет не па­мят­ник ос­но­ва­те­лям го­ро­да, а Дед Мо­роз со Снегурочкой.

Часть денег за работу Прокопьев и Старыгин, которого уже нет в живых, так и не получили. Они долго судились, выяснилось, что администрация города расплатилась с комбинатом, который нанимал скульпторов-исполнителей, автор тоже получил гонорар, но деньги, предназначенные исполнителям, до них дошли не все.

На двоих мы недополучили 64 миллиона неденоминированных рублей, - говорит Валентин Прокопьев. - В силу неопытности мы работали без договора, но был наряд - задание. Проиграли три процесса, не смогли доказать, что комбинат нам должен.

Мне это непонятно. Надо, наоборот, гордиться и показывать, что этот памятник - лицо города. Когда мы работали над ним, было очень приятно осознавать, что нас уже не будет, а памятник будет стоять.

Автор проекта Пётр Чусовитин сейчас живет в Москве и с журналистами на эту тему общается только через Ассоциацию правообладателей по защите и управлению авторскими правами в сфере искусства (УПРАВИС), которая и подает иски.

Говорить, что автор запрещает публиковать изображения, неправильно. Эти произведения можно использовать всем, получив разрешение правообладателя, и стоит это копейки, - сказал представитель ассоциации. - Пример: для публикации на 1/8 полосы в книге или путеводителе тиражом до 3 тысяч экземпляров ставка авторского вознаграждения - 350 рублей единоразово.

Как везли гранит с Украины и покрывали памятник секретной краской

В мае 19 гипсовых частей памятника отдали для отливки на Уралмашзавод. Параллельно шла работа над площадкой и постаментом памятника. Основу из 300 кубометров бетона делали уральские строители.

Непростой здешний рельеф подсказал творческой группе архитектора Евгения Лугового расположить площадку так, что она как бы поднимается вверх двумя короткими, но широкими лестничными маршами и вместе с тем широко распахнута, соответствуя масштабам всего того, что ее окружает, - писал в мае 1998-го «Вечерний Екатеринбург».

Детали двух выполненных под старину фонарей отлили в Каслях. Серый гранит для постамента привезли с Сибирского карьера. Три блока из красного гранита для пьедестала и основания памятника обработали в Днепропетровске и в готовом виде привезли в Екатеринбург. В июне устанавливать их приехала бригада каменотесов под руководством Николая Голобородько, она же обрабатывала камень при строительстве храма Христа Спасителя в Москве и делала постамент памятнику княгине Ольге в Киеве. Между гранитными плитами проложили свинцовые прокладки, чтобы уберечь камни от сдвигов и осадков.

В газетах тогда писали, что фрагменты постамента и гранит будут покрывать специальной краской, рецепт которой держится в секрете. Известно лишь, что в ее основе лежит пчелиный воск.

Как искали для памятника другое место и спорили, кто важнее - Татищев или Де Геннин?

Не всем архитекторам понравился памятник, споры не утихали, даже когда уже был выбран проект Чусовитина и определено место установки.

Член екатеринбургского союза художников, искусствовед Георгий Зайцев писал в январе 1998 года в «Уральском рабочем»: «Не знаю, кто представлял мэру историческое обоснование для памятника, но парное решение скульптуры все-таки изначально лженаучно: Де Геннин и Татищев не были ни товарищами по работе, ни единомышленниками, ни равновеликими людьми в деле основания и строительства нашего города. На один постамент ставить две эти фигуры нельзя». По его словам, «Де Геннин приказывал, а Татищев выполнял его приказы».

Обозреватель «Уральского рабочего» Тамара Курашова на это отвечала, что измерять вклад этих двух людей в основание и развитие Екатеринбурга нельзя, у каждого своя роль. Но все же провела некоторое сравнение, и оно оказалось в пользу Василия Никитича: «Как посчитала Нина Петровна Архипова, известный географ-популяризатор, много лет занимающаяся татищеведением, Татищев строил Екатеринбург в первое свое пребывание на Урале в общей сложности почти 2,5 года. Геннин - только в его отсутствие, то есть пять месяцев».

Скульптор Геворкян замечал, что предложенный проект - вольный повтор памятников Герцену и Огареву, Минину и Пожарскому. Зайцев вопрошал: «Неужели никто не заметил, что в памятнике нет никакого художественного образа?». Впрочем, говорил он, это относится и ко всем остальным проектам, участвовавшим в конкурсе.

Были у него претензии и к месту установки, самому, на его взгляд, неудачному из предложенных: «Мало того что солнце полдня будет освещать фигуры сзади, что они будут «парить» над водосбросом Исторического сквера. Но своей задней частью они будут обращены ко входу в часовню во имя святой Екатерины, что, сами понимаете, не совсем удачно».

Скульптор Виталий Беляев, например, предлагал разделить Татищева и Де Геннина и поставить их у самого водосброса по краям.

А вот эти слова Зайцева сегодня кажутся очень знакомыми: «Как-то мы забываем, что исторический центр города - это не чей-то дворик, где можно установить то, что понравилось двум или трем десяткам пусть и уважаемых людей, а не населению города. Памятники ставятся на века, нам будет стыдно перед потомками за наши просчеты».

Не утихали разговоры даже в апреле, всего за четыре месяца до установки памятника. Нужно ли вообще его ставить и тем более на этом месте, обсуждали общество краеведов, клуб знатоков города, кафедра ДПИ УГППУ.

На защиту и памятника, и места встал главный архитектор города Сергей Луканин:

«…А. Чернецкий в начале 1995 года объявил открытый конкурс на памятник основателям города и место его размещения. Прошло три года с этого момента, и сегодня люди, называющие себя патриотами города, решили, что всё, что сделано скульпторами и архитекторами, выполнено плохо, совсем не так, как надо. Но если ты знаешь, как надо, я считаю, участвуй в конкурсе, участвуй в общественном обсуждении. Ведь возникает вопрос, где были все те, кто сегодня забрасывает мэра города письмами: «А может, рано вести стройку, а может, провести еще один конкурс?».

Как памятник поставили и всё-таки полюбили

Разговоры утихли, и 14 августа 1998 года, к 275-летию Екатеринбурга, памятник отцам основателям города торжественно открыли. На церемонии присутствовали губернатор Эдуард Россель и мэр Аркадий Чернецкий.

Надпись у подножия гласит: «Славным сынам России В. Н. Татищеву и В. И. Де Генину Екатеринбург благодарный, 1998 год». Правда, стоят фигуры наоборот: слева Де Геннин, а справа Татищев. Хотя по большому счету это и не важно, горожане воспринимают Татищева и Де Геннина как одно целое. Их называют Бивисом и Баттхедом, заботливо укутывают в шарфики, проводят возле них митинги и пикеты, да и просто назначают рядом с ними встречи.

В 2015 году Татищева и Де Геннина приодели -

Благодарим за помощь в подготовке материала Музей истории Екатеринбурга и Евгения Бурденкова.

Памятник Татищеву и де Геннину (Екатеринбург, Россия) - описание, история, расположение, отзывы, фото и видео.

  • Туры на майские в Россию
  • Горящие туры в Россию

Предыдущая фотография Следующая фотография

Рядом со знаменитой Плотинкой стоит памятник двум людям, чье значение для Екатеринбурга невозможно переоценить. Василий Татищев и Вильгельм де Геннин - с них началась история столицы Урала. Географ Татищев нашел лучшее место для металлоделательного завода - «праотца» города, а инженер де Геннин возглавил его строительство. Удивительно, что оба получили свидетельство о заслугах в виде памятника совсем недавно, в 1998 г.

Основатели города стоят на пьедестале будто лучшие друзья, практически держась за руки. А ведь поговаривали, что между собой господа не слишком ладили.

Над проектом памятника трудился московский скульптор Петр Чусовитин, а отлили монумент тут же в Екатеринбурге, на знаменитом «Уралмаше». Татищев стоит справа в парике, де Геннин - слева в шляпе-треуголке. Оба держат в руках самый первый план города. На нем цифра «1723» - год основания столицы Урала. Под планом - стилизованные детали промышленного оборудования и изображение Петра I - в профиль, с лавровым венком.

Практическая информация

Адрес: Екатеринбург, пл. Труда.

Как добраться: ближайшая ст. метро: «Площадь 1905 года».

Город Екатеринбург Скульптор П. П. Чусовитин Материал Бронза

История

Памятник основателям города был установлен 14 августа 1998 г. и приурочен к 275-летию Екатеринбурга. Автором памятника выступил московский скульптор П. П. Чусовитин. Памятник был отлит из бронзы в литейном цехе завода «Уралмаш » и был собран из 19 частей. Надпись у подножия памятника гласит:

Напишите отзыв о статье "Памятник Татищеву и де Геннину"

Ссылки

Примечания

Отрывок, характеризующий Памятник Татищеву и де Геннину

– Sire, – отвечал Балашев. – l"Empereur mon maitre ne desire point la guerre, et comme Votre Majeste le voit, – говорил Балашев, во всех падежах употребляя Votre Majeste, [Государь император русский не желает ее, как ваше величество изволите видеть… ваше величество.] с неизбежной аффектацией учащения титула, обращаясь к лицу, для которого титул этот еще новость.
Лицо Мюрата сияло глупым довольством в то время, как он слушал monsieur de Balachoff. Но royaute oblige: [королевское звание имеет свои обязанности:] он чувствовал необходимость переговорить с посланником Александра о государственных делах, как король и союзник. Он слез с лошади и, взяв под руку Балашева и отойдя на несколько шагов от почтительно дожидавшейся свиты, стал ходить с ним взад и вперед, стараясь говорить значительно. Он упомянул о том, что император Наполеон оскорблен требованиями вывода войск из Пруссии, в особенности теперь, когда это требование сделалось всем известно и когда этим оскорблено достоинство Франции. Балашев сказал, что в требовании этом нет ничего оскорбительного, потому что… Мюрат перебил его:
– Так вы считаете зачинщиком не императора Александра? – сказал он неожиданно с добродушно глупой улыбкой.
Балашев сказал, почему он действительно полагал, что начинателем войны был Наполеон.
– Eh, mon cher general, – опять перебил его Мюрат, – je desire de tout mon c?ur que les Empereurs s"arrangent entre eux, et que la guerre commencee malgre moi se termine le plutot possible, [Ах, любезный генерал, я желаю от всей души, чтобы императоры покончили дело между собою и чтобы война, начатая против моей воли, окончилась как можно скорее.] – сказал он тоном разговора слуг, которые желают остаться добрыми приятелями, несмотря на ссору между господами. И он перешел к расспросам о великом князе, о его здоровье и о воспоминаниях весело и забавно проведенного с ним времени в Неаполе. Потом, как будто вдруг вспомнив о своем королевском достоинстве, Мюрат торжественно выпрямился, стал в ту же позу, в которой он стоял на коронации, и, помахивая правой рукой, сказал: – Je ne vous retiens plus, general; je souhaite le succes de vorte mission, [Я вас не задерживаю более, генерал; желаю успеха вашему посольству,] – и, развеваясь красной шитой мантией и перьями и блестя драгоценностями, он пошел к свите, почтительно ожидавшей его.
Балашев поехал дальше, по словам Мюрата предполагая весьма скоро быть представленным самому Наполеону. Но вместо скорой встречи с Наполеоном, часовые пехотного корпуса Даву опять так же задержали его у следующего селения, как и в передовой цепи, и вызванный адъютант командира корпуса проводил его в деревню к маршалу Даву.

 

Возможно, будет полезно почитать: